Григорий Владимирович Гибер

— Попробую. Хотя, например, об Александре Андреевиче Левицком вы хорошо знаете — в последние годы своей жизни он написал книгу воспоминаний «Рассказы о кинематографе», она вышла сравнительно недавно. В этой книге путь революционного кинохроникера прослеживается подробно и ярко. Могу только добавить, что к Октябрю семнадцатого года Левицкому было лет тридцать пять — в нашей операторской среде он был самым старшим. Киносъемкой он занимался еще с 1910 года, начав с документальных сюжетов. Французская фирма «Патэ» сделала его своим постоянным корреспондентом, ибо зарубежные дельцы довольно скоро поняли, что русский мастер снимает не хуже, а подчас и лучше западных профессионалов. Еще бы! Левицкий показал себя выдающимся художником. Он смело отказывался от плоских штампованных изображений. Искусство светотени, искусство композиции были доведены у него до высочайшего совершенства. Недаром современники сравнивали работы Левицкого с хорошей живописью, понимали, что Александр Андреевич становится основоположником целой школы русского операторского мастерства. Гораздо меньше известно еще одно призвание Левицкого — он был великолепным механиком и оптиком, совершенствовал иностранную съемочную аппаратуру, конструировал и создавал собственные приспособления. С маленьким токарным станочком он не расставался всю жизнь. До последних дней своих Левицкий преподавал во ВГИКе. Прямо или косвенно его учениками являются советские операторы всех поколений.

Хотите разводить кроликов для меха? Тогда подскажем вам, что купить мехового кролика можно тут. Загляните.

В искусство образной публицистики немало внес и Григорий Владимирович Гибер, чей путь в кино довольно типичен. Он начал с должности склейщика кинокартин в фирме Ханжонкова. Сначала присматривался к работе операторов, потом научился равномерно крутить ручки камер.

Затем освоил секреты профессии и начал снимать. Гибера все любили, был он находчив, остроумен, обладал легким характером. В группе, где работал Гибер, обычно возникала дружеская, непринужденная атмосфера. Кто знает, может быть, это не менее важно, чем профессиональные навыки?

Патриархом и энтузиастом хроники был и Петр Карлович Новицкий. Звание документалиста он ставил очень высоко и никогда не стремился перейти в игровую кинематографию. Хроникер до мозга костей, Новицкий всегда был в курсе текущих событий, всегда умудрялся вовремя поспевать к самым интересным, самым главным эпизодам. Недаром же именно Новицкому принадлежит честь быть первым летописцем революции, ибо он снимал в Петрограде в Октябрьские дни 1917 года.

Долгие годы знал я и Петра Васильевича Ермолова, человека добросовестного и трудолюбивого. Он снимал на фронтах гражданской войны, а потом принимал участие в съемках боев Великой Отечественной войны. Он как бы олицетворяет собой преемственность поколений в нашем операторском цехе. Ему принадлежат не только уникальные документальные кинокадры, запечатлевшие бои на Восточном фронте, но и съемки лучших художественных картин, поставленных Яковом Протазановым, Марком Донским и другими режиссерами.

— И, конечно, Эдуард Тиссэ? Ведь соотнесение его опыта документальных съемок гражданской войны с операторской работой в «Броненосце «Потемкине» стало хрестоматийным.

— Да, это очень важно, что Тиссэ начинал в хронике. Он быстро овладел французской кинокамерой «Эклер», быстро освоился в лашей среде. Известность Тиссэ так велика, о нем написано и рассказано так много, что трудно добавить что-нибудь существенное.

— Как вы думаете, Александр Григорьевич, правы ли мы, когда перечисляем всего пять-шесть фамилий операторов, снимавших Владимира Ильича? Ведь их было гораздо больше. Негоже нам забывать Сергея Петровича Забазлаева, Альфонса Федоровича Винклера, Николая Феофановича Козловского. Наконец, петроградских кинохроникеров Н. Григора, В. Лемке, Л. Дранкова.